БРАТСТВО - Д. Корчинський
index.php?newlang=ru index.php?newlang=ua english


Зробити стартовою
Додати в обране
Написати листа
Геть демократію! Хай живе свобода!
 БРАТСТВО
 СВIТ
 ЗВ’ЯЗОК
 МАТЕРIАЛИ


 Сторінки наших авторів 
BRATSTVO
D.Korchinskiy
Відеоблоґ Д.К.
Alex BORGEZE
 AttiLa
 Chaplygin-s
 Linux
 Lisichka_ua
LorkinZ
Mamka777
Mokluk
Nebratan
Sindikat 777
Vintovkin


 Пошук 
 В допомогу платникам єдиного податку 
 МПР 
 БРАТСТВО-ПРОДАКШН 
 Книги Д. Корчинського 



Це і воно

Война в толпе

Філософія смути






РУССКИЙ ВОРОНЕЖ - НАЦИОНАЛ-ПАТРИОТИЧЕСКИЙ ВОРОНЕЖСКИЙ ПОРТАЛ





Объединенная Православная Молодежь

Свободная Одесса

ТРК «Круг»


Олександр Муратов -
"Четвертий вимір"



Олесь Вахній -
"Від дзвоника до дзвоника"



П’єса "Упиряки,
або Мудаки при владі."



Дневник Нео


Шрифт для листівок


Даешь русский без правок!



 Архів 
«« Листопад 2019 »»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
    1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30
 Наша кнопка 
БРАТСТВО - Д. Корчинський
код кнопки

Банери БРАТСТВА

Стара версія сайту

БРАТСТВО - Стрічка - ukr
БРАТСТВО - Лента - rus
 Пошук 
 Наші спонсори 

СБУ

ФСБ

MOSSAD

 

 

 


2003-2008, БРАТСТВО
Думки авторів ніколи не поділяються редакцією.
Передрук матерiалiв заохочується з посиланням на
http://bratstvo.info
 
О смирении

О смирении

Смирение – полезно. Все библейские, в особенности, евангельские, наставления необходимо воспринимать как технические советы, которые необходимо применять, если вашей целью является какая-нибудь революция. Именно как к инструментальным советам к ним и надо относиться. Все высокие истины, которые выработало человечество, могут быть использованы и должны быть использованы для интенсификации деятельности. В качестве инструмента они и есть истины.

Одной из фундаментальных христианских добродетелей является смирение, как способ признания правды. В первую очередь это признание правды, что мы таки далеко не на все способны, что мы на самом деле слабы.  Это признание того, что мы таки и, правда, греховны. Греховны, поскольку животное в нашей душе и в нашем теле, в нашей судьбе и в нашем существовании занимает намного больше места, чем хотелось бы. Признавая эту правду, то есть, практикуя смирение, декларируя себе эту правду, мы получаем возможность преодолевать то, к чему мы и проявляем смирение. Мы получаем возможность преодолевать собственную судьбу. Мы учимся преодолевать собственную машину.

Советское прошлое содержало в себе много любви и много энтузиазма – аж, до конца семидесятых годов. Даже в начале восьмидесятых находилось большое количество молодежи, которая с воодушевлением ехала на комсомольские стройки. И не всегда за деньги. Эта любовь и этот энтузиазм, которые сопровождали все строительство социализма, держался на страхе. Страх сублимировался в энтузиазм и в любовь.

Человек по своей природе не способен бояться слишком долго. Он начинает любить. Если человека достаточно долго бить и пугать, он начинает любить того, кто бьет. Никто, каким бы брутальным уродом он не был, не может все время признаваться себе – «я дерьмо», «я негодяй», «я не борюсь, потому что боюсь, я просто ничтожество, червяк». Те, кто выжил в гражданской войне, во время репрессий и голода, научились любить режим и любовью оправдывать собственный страх. Мы всегда способны найти оправдание своей слабости. Аргументы всегда и у всех одинаковы: «Потому что они негодяи, потому что  подельники, вероятно, сдадут, потому что все равно будут показания против меня, потому, что все бессмысленно, потому, что меня обманывали, потому, что таким образом я мщу, потому что вообще все бессмысленно, я ошибался, я был молод тогда, когда вступил в это дело, и поэтому я не испугался – а поумнел…» Такими мыслями всегда наполнена голова отступника. Существует тьма оправданий, к которым человек прибегает постоянно, чтобы оправдать собственную никчемность. Мы придерживаемся правил дорожного движения, хотя и они относятся к мусорским понятиям. Мы говорим себе: «Я признаю  существующую систему, я придерживаюсь правил дорожного движения, я не сморкаюсь в занавески потому, что считаю правильным проявить лояльность, а не потому, что пребываю в инерции, не потому, что я боюсь милиционера, прокурора, судьи или просто общественного осуждения, или собственной семьи». Но только лишь  мы начинаем говорить себе правду, признавать ее, только лишь становимся на позиции смирения, перестаем себя обманывать, мы получаем ряд возможностей. Мы получаем инструмент, с помощью которого мы можем преодолеть себя и свой страх, который составляет основу нашей индивидуальности.

Принимать правду во всей ее чистоте, быть открытым к правде вопреки себе, вопреки собственному поведению, вопреки собственному окружению, принимать эту правду, - чрезвычайно тяжко.

Христианство в первые века своего существования требовало честности перед собой – это почти всегда было самобичеванием. Человек потеет,  когда идет к исповеди, если эта исповедь откровенна и если она подробна. Это, как правило, очень сложное испытание. Но даже в исповеди перед священником, где, теоретически, никто не слышит, - а, то есть, перед Богом, даже в исповеди перед самим собой – почти не встречается людей, которые бывают откровенны.

В свое время в Америке, а после у нас были популярны тренинги «Шаг в будущее» и прочие. Люди, которые организуют эти тренинги,  говорят: «После нашего тренинга вы станете успешным человеком. Более успешным, чем были раньше. Мы можем все, что вы будете получать на тренинге, рассказать вам за десять минут. Это несколько простых советов, которые вы слышали и раньше». Но есть большая разница между тем, чтобы получить информацию и тем, чтобы пережить опыт. Полученная информация редко бывает полезной. Только тогда, когда она переживается как опыт, когда она приводит к душевному потрясению. Или если ее восприятие организуется так, что это душевное, а еще лучше физическое потрясение. Опыт формирует навык. Информация сама по себе никаких навыков дать не может. Она не может увеличить количество успешности для человека. Только опыт. И вот вместо десяти минут информации дается тренинг, который заключается в том, что несколько дней люди подвергаются разным испытаниям, и в этих, иногда даже очень жестоких испытаниях, они многое о себе узнают. Узнают то, что они, вообще-то, подозревали, только забыли, только постарались забыть. Почти не бывает людей, которые, оборачиваясь к себе, не плачут. Это очень жестокие вещи.

Когда человек анализирует всю свою судьбу, всю свою деятельность, всю свою деятельность сейчас, свои отношения с людьми, с близкими,  с матерью, со своим ребенком, отношения с друзьями  и с аппаратом подавления, - ему бывает стыдно. Когда удается достичь вот этого момента откровенности, бывает очень больно. Так вот эту боль нужно принимать. Человек, который не переживает хотя бы раз в неделю эту боль, не сможет преодолеть собственную судьбу. Об этом мы говорим, когда говорим «смиренность». Человек должен смириться, чтобы победить. Только когда человек смиряется с необходимостью отступления, он открывается для будущей победы. Если он заранее не смирился с этой возможностью, даже с этой необходимостью, он еще может победить в драке, но никогда не победит в войне. 

«Все падают, - сказал один боксер. – Не все поднимаются!»

Мне, кажется уже приходилось приводить этот пример, но он меня настолько впечатляет, что я приведу его еще раз. Почти не существует людей, которые способны на отложенную месть. В кодексе «Бусидо» написано, что, если тебя оскорбили, ты должен отомстить сразу, не откладывая  - удобная ситуация, неудобная ситуация, он один или их сто. Ты его увидел, ты бросился, и, чем бы тебе это ни грозило, даже если ты, скорее всего, не выживешь после этого, ты должен попробовать его убить. Почему написано, что не нужно ждать момента? Потому, что отложенной мести не бывает. Как только вы отложили месть, у вас через неделю найдется миллион причин, почему не  надо мстить, почему это нужно отложить еще раз. Это перестает быть актуальным. Вы уже не отмстите никогда.

Существуют некоторые народы, которые могут позволить себе отложенную месть. Например, итальянцы. Они всегда плохо воевали, но им хорошо удавались заговоры и террор. Итальянец может отложить месть и отмстить через десять лет. Это заложено в их этническом характере, в том числе и в том, что это очень католическая нация и эти люди привыкли к смирению и к откровенной исповеди. Человек может позволить себе какие-либо отложенные вещи только тогда, когда он смиренен. Мы можем быть смиренными и таким способом – просто сказать себе – да, я дерьмо, и повторять это себе каждые пятнадцать минут, загнать себя в жестокую депрессию и закончить тем, чтобы пойти и повеситься. Это тоже будет искренне, и, скажем, это будет правильный и обоснованный шаг, против которого  нечего будет возразить.  Но нам нужны успехи. И мы хотим практиковать смирение для победы. Так вот  это смирение возможно для нас только тогда, когда мы точно знаем, что мы все равно будем совершать деяния.

Я – дохловатый человек, и поэтому тогда, когда меня обижают, я вынужден реагировать либо бегством, либо беспричинной и неэффективной вспышкой агрессии, которая все равно будет выражаться всего лишь криком и размахиванием руками. Скорее всего, в морду я не дам. И его почки на нож не надену. Я просто буду много кричать. Я не буду проявлять смирения. Я способен на смирение лишь в том случае, если до этого много практиковал – я много раз бил в морду, меня много раз били в морду, кого-то там подрезал,  кого-то там подстрелил – и я знаю, что все это уже было и мне не надо ничего себе доказывать. Мне не надо лгать себе, что я – крутой перец, и что тут все должны передо мной пригнуться Я знаю, насколько я слаб и что я смогу ответить только в том случае, если я смирюсь и постараюсь увидеть вещи такими, какими они есть на самом деле. Я смогу отомстить как японец сразу, если я смирюсь и буду знать уже заранее, что отложенные планы осуществить не удастся. Или я могу смириться как итальянец и отмстить через десять лет. Но я все равно могу это делать только в том случае, если я это раньше практиковал. Или мой отец это практиковал. Или такой, как я, это практиковал. И я знаю, что все равно я это сделаю. Я и так знаю, где моя слабость и где моя сила. Ничего не поделаешь. Нужно прожевать сопли сейчас. И я знаю, что жую сопли, а не амброзию. Но мне уже приходилось пить кровь. И я таки выпью еще.

Я беру экстремальные примеры мести потому, что на экстремальных примерах легче объяснять. Но смиренность – это универсальный способ в том, что касается приобретения нового знания, в том, что касается обучения, что касается философии, что касается вообще отношения к миру. Мы должны практиковать смирение как оружие и мы должны сказать себе, что да – мы тут стоим и разговариваем, хотя на самом деле, мы должны были бы сейчас не разговаривать, а стрелять. И есть причина, и есть в кого. Принимая во внимание то, до чего они довели это общество, наших родителей, и до чего они довели всю страну. Но мы разговариваем, а не стреляем. И мы можем пойти по пути несмирения. Несмиренный путь – это не начинать стрелять. Несмиренные люди не стреляют. Психология бойца, который стреляет – это психология жертвы. Это человек, который приносит себя в жертву. Это человек, который смирился со скорой собственной смертью. Несмиренные люди не стреляют. Несмиренные люди начинают себе искать обоснования – что нет, я не стреляю не потому, что не хочу нарушать общественный порядок, что плохой мир лучше хорошей войны, потому,  что вообще оно и так двигается в том направлении, в котором должно двигаться, и потому, что вообще я такой гуманист, и потому, что я так высоко ценю человеческую жизнь, что не могу через нее переступить: что могу говорить, а стрелять не могу. Но мы смиренны и знаем, что не будем стрелять потому, что боимся – вот и все. Да, мы боимся репрессивного аппарата, мы боимся участкового милиционера, мы боимся районного  судьи. Эта тетенька, отягощенная собственными проблемами, которая ни сном, ни духом не знает, ни про какие там высокие темы. У нее семья и вообще она приходит  на судебный процесс с авоськой, дает кому-то там двенадцать лет и идет дальше за кефиром. И эту тетеньку мы боимся. Нам страшно. Нам страшно. И мы можем оправдать собственный страх только заговором, только грандиозностью собственных планов. Отправляясь брать банк – соблюдай правила дорожного движения. У нас есть грандиозные планы и мы потихоньку раскручиваем заговор. Несмиренные люди были энтузиастами построения социализма, энтузиастами режима. Смиренные люди либо творили антиправительственные организации, либо, если боялись… Вот я боюсь – никому не верю – я сам беру и раз в месяц пишу четыре листовки печатными буквами и расклеиваю, разбрасываю их по Центральному Универмагу. Но я боюсь даже писать листовки – я по меньшей мере иду и протыкаю шилом колесо в милицейской машине. Один раз в год. Перед Рождеством. Понимаете – я хоть немножко борюсь с режимом таким образом и это дает мне возможность пережить позор собственной неборьбы. И быть и в дальнейшем смиренным – то есть смотреть правде в глаза. Не любить собственный страх.

Смиренность нужна и просто с точки зрения хорошего тона, хорошего вкуса. Смиренно нужно принимать обиды. И смиренно относиться к людям. Досадно, когда человек нашего круга  позволяет себе иногда перебранку с киоскершей, продавщицей или Бог весть еще с кем, или даже с собственным товарищем. Или не позволяйте себе вообще вспышку гнева потому, что это не смиренно, или тогда, если уж сильно обидели – ну уже подумайте, как тогда вставить шило в почку. Другого не требуется. Не надо кричать, не надо размахивать руками, не надо брызгать слюной. Это ужасно выглядит. Вы всегда бываете в этот момент слабыми. Вы в этот момент всегда неискренни. В этот момент вы всегда позволяете себе неправильное.

Нужно принимать собственную судьбу такой, как она есть – иначе мы никогда не сможем ее преодолеть. Мы окружены стенами, преодолеть которые невозможно – очень сильный административный аппарат, очень сильные общественные предрассудки. Мы находимся в такой ситуации, когда даже личный успех для нас  труднодостижим, потому что все теплые места уже заняты. Но мы должны помнить - стены, которые нельзя взять приступом, можно подкопать. Мы можем с вами подкопать любую стену, если признаем ее существование. Мы не разобьем об нее голову. Мы не будем делать вид, что мы не замечаем этой стены.

Мне, к примеру, сорок лет. За сорок лет я не стал миллионером и, скорее всего, что в следующие сорок тоже не стану. У меня нет способностей. Я родился не там. Я не оказался в нужное время в нужном месте. Я могу крутить свой мелкий бизнес, гробить на это цветы собственной селезенки ради того, чтобы сдохнуть когда-то не под гастрономом, а за его прилавком. Я могу иметь настоящий успех только в том случае, если сделаю нечто экстраординарное, если я создам свой небольшой заговор: если я пойду против закона, или я вместе с другими приму участие в революции, или я перееду в другой город, или в другую страну, где не будет этих стен. Не Соединенные Штаты я имею в виду, а, к примеру, Афганистан.

Возможность подкопать стену собственного неуспеха, подкопать стену собственной ограниченности появится у каждого из нас только в том случае, если мы признаем ее существование, если мы смиримся с ее существованием, если мы посмотрим правде в глаза. Существует бесчисленное количество дорог, которыми можно идти.  Но перед началом каждого пути мы должны глубоко осознать собственное ничтожество, собственные слабости, наличие стен, и смирится с ними. Пускай себе стоят. Мы прокопаем подкоп и пойдем дальше, пока наши одномерные братья будут разбивать себе лбы о стены или доказывать себе, что единственно верное направление пути – вдоль стены.


Сторінки: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39
Повернутися назад

Допомогти дитині:
 
Артём Сагин – возрождение надежды
НОВИНИ

28.10.2011
Керівник собору Святого Павла в Лондоні підтримав активістів “Захопи лондонську біржу”
28.10.2011
У Китаї протестувальники побилися з поліцією
28.10.2011
Януковича побоялися показувати в прямому ефірі на відкриті "Арени Львів"
28.10.2011
Міська влада Вінниці, на "вічному вогні" поставила лічильник газу
28.10.2011
В України надто великий борг, ризик дефолту підвищився
28.10.2011
Хакери розкрили багато нюансів земельної реформи України
27.10.2011
У Львові страйкують таксисти
27.10.2011
Джон Бейнер: «Перезавантаження» з РФією час згортати
27.10.2011
Путінський "дерев`яний" рубль обвалиться більш ніж наполовину, а міжнародні резерви Росії «обнуляться»
25.10.2011
Хакери Anonymous взяли на себе відповідальність за злам сайтів з дитячим порно
25.10.2011
Турецькі танки перетнули кордон Іраку
25.10.2011
"Жітєлі донбасса" опинилися на межі "фекального потопу"
25.10.2011
РФія готується до захоплення Криму
25.10.2011
Вийшла перша книжка про Голодомор для дітей
25.10.2011
Україні на межі банківського колапсу
25.10.2011
Єврокомісія відмовилася підписувати угоду по газопроводу “Південний потік“
24.10.2011
Російська опозиція провели мітинг у Москві
24.10.2011
На Луганщині "жітєлі Донбасса" знищили пам'ятник Тарасу Шевченку
24.10.2011
Шотландія почала кампанію зі здобуття незалежності
24.10.2011
У Житомирі розмалювали білборди з Януковічем: «Спасибі жителям Донбасу». Фото
Вся стрічка новин
интересные факты

Керівник собору Святого Павла в Лондоні підтримав активістів “Захопи лондонську біржу”
Єрусалимський суд дозволив православним бити іудеїв
На Шахідські операції виходять мусульмани з вищою освітою
Данські мусульмани мають намір ввести в Копенгагені спеціальні зони, контрольовані Шаріатом
Мусульмани зажадали прибрати хрест з прапора Швейцарії
Християни Египту винуватять армію у загибелі єдиновірців
В Ізраїлі безчинствують єврейські вандали
В Єгипті тривають сутички Християн з поліцією
В Сомалі триватимуть атаки
Кожні 5 хвилин у світі вбивають Християнина
Всі факти

Розбити свій комп'ютер!

Постріляти по ворожим американським літакам


Rambler's Top100